Славный атаман

Опубликовано: Категория: Публикации

Осенью 1799 г. в небольшом родовом хуторе в юрте Переяславского куреня появился на свет будущий атаман Черноморского (Кубанского) казачьего войс­ка Яков Герасимович Кухаренко. Здесь, на берегу степной речки Бейсуг, прошли его дет­ские и юношеские годы. А 16 января 1811 г. впечатлительный, способный от природы маль­чик после вдохновенного напутствия протоие­рея Кирилла Васильевича Россинского с вол­нением переступил порог подготовительного класса екатеринодарского уездного училища. В те времена учение было делом недолгим. Уже весной 1814 г. Кухаренко с успехом за­канчивает сие учебное заведение, а летом ху­дощавый пятнадцатилетний юноша был при­писан сотенным есаулом в четвертую конно­артиллерийскую роту, несшую службу на по­граничных казачьих кордонах. В 1823 г. ему было присвоено первое офицерское звание. Вместе с молодым офицером от кордона к кордону кочевала на дне его походного сун­дучка бережно завернутая в чистый рушник стопка книг и заветная тетрадочка, куда зано­сились собственные мысли и первые литера­турные опыты.

Как ни скрывал казак своего сочинитель­ства, слух о его талантах все ширился, пока не достиг казачьей столицы, где весьма заинтере­совались перспективным офицером. 19 декаб­ря 1833 г. черноморское дворянство избира­ет Кухаренко асессором войсковой канцеля­рии и исполняющего обязанностей войскового прокурора. Переезд в Екатеринодар совпал с женитьбой, хлопотами по устройству на новом месте, рождением первенца. И вот — ответстве­нейшее поручение — работа по составлению истории родного Черноморского войска. ру­копись, озаглавленная НО60зрение историчес­ких фактов о Войске Черноморском» была завершена в мае 1836 г.

Такое тесное соприкосновение с историей казачьего края для Кухаренко не проходит бесследно. В том же 1836 г. он сочиняет дра­му «Черноморский быт» — веселую жизнера­достную оперетту с песнями и танцами из жизни первых кубанских поселенцев. В сценической обработке М. Старицкого и с музыкой вели­кого украинского композитора М. Лысенко она до сих пор входит в классический репертуар украинского музыкального театра.

Новый импульс творчеству писателя при­дало его личное знакомство с Т.Шевченко, состоявшееся в январе 1841 г. и переросшее затем в многолетнюю дружбу. Первая полови­на 40-х годов — очень плодотворное время для Якова Герасимовича. Из-под его пера выхо­дит ЦИКЛ этнографических очерков: «Запорожский аркуш» («Казак Мамай») «Вороной конь», «Сиротливый язык», «Овцы и чабаны в Черно­марии», «Пластуны». Писатель заводит знаком­ство и вступает в деятельную переписку с ак­тером М.Щепкиным, филологом И.Срезневским, историками Н.Костомаровым, К. Сементовским и А. Метлинским, поэтом А. Корсуном, извест­ным романистом и издателем П. Кулишом. По просьбе своих друзей, определявших тогда лицо украинской культуры и литературы, он собирает и отправляет в Харьков (средоточие украинского романтизма) «запорожскую старовыну» казачьи песни пословицы и поговорки. Мечтает он и о том, чтобы увидеть напеча­танными («хоть на тетрадных политурках») свои собственные сочинения. Но тогда этому не суждено было сбыться. Вскоре тяжкий удар был нанесен по Кирилло-мефодиевскому брат­ству, куда входило большинство друзей Якова Герасимовича. Судьба разметала их по мно­голетним ссылкам. И лишь тоненькая ниточка конспиративной переписки соединяет кубанс­кого казака с томящимся в астраханских пес­ках Т.Шевченко, да отводится душа во время редких московских встреч с М.Щепкиным.

Впрочем, дружба с опальными братчиками (зафиксированная в жандармских документах), никак не сказал ась на восхождении Я.Г. Куха­ренко по служебной лестнице. В 1851 г. он представляет Войско в Департаменте военных поселений в Санкт-Петербурге, откуда его ко­мандируют на должность Атамана Азовского казачьего войска. Вскоре он возвращается на родной Черноморский Кош начальником шта­ба, исполняющим обязанности атамана Черно­морского казачьего войска. Тем неожидан­нее была отставка в 1856 г., вызванная клеве­той тайных и явных врагов. Несколько лет от­ставленный генерал-майор проведет в хуторс­ком затворничестве. Покуривая люльку и за­чарованно всматриваясь в законную даль, седеющий атаман будет поджидать: не зазве­нит ли под окном колокольчик почтовой трой­ки, возвещая о прибытии любезного сердцу Тараса Григорьевича. В минуты элегических раздумий он возвращается к судьбам героев своей комедии «Черноморский быт» — пишет ее вторую часть.

В 1861 г. Я.Г. Кухаренко неожиданно поставили во главе черноморцев, предназна­ченных правительством для переселения в За­ку6анЬе. Власти таким образом попытались ис­пользовать авторитет заслуженного казачье­го генерала для весьма непопулярной меры. Это назначение сильно повредила популяр­ности писателя среди земляков — казаки пере­селяться отказались. Убежденный государ­ственник тщетно взывал к казачьему долгу, на­строив против себя и ветеранов, и молодое, де­мократически настроенное офицерство. Вре­мена изменились, и казачество, помимо обре­менительных обязанностей по колонизации присоединяемых  к России земель, хотело иметь еще и права на спокойную, обеспеченную жизнь своих семейств. Вот когда сработала мина, за­ложенная в знаменитых указах Екатерины 11 о разорении Сечи и переселении черноморцев на Кубань! Императрица напомнила вольным запорожцам, что «вже треба женытыся» (вы­ражаясь словами первого казачьего поэта А.Головатого)! Исполнив августейший совет, ка­заки, помимо Бога, Царя и Отечества (Родины), получили над собою еще и роды ну (семью), Т.е. жинку с кучей постукивающих ложками ребятишек. Про атамана, замахнувшегося на их благополучие, казаки сложили обидную пес­ню «Бодай тоби Кухарэнко … «, которую и се­годня еще поют в закубанских станицах по­томки тех первых переселенцев.

Как компенсация за новые неудачи в Пе­тербурге в журнале «Основа», издававшемся при участии П.Кулиша и Т.Шевченко, начинают публиковаться его сочинения 30 — 40 гг. Яков Герасимович обещает редакции доработать и свои новые, остающиеся пока в черновиках рукописи. Но в жизни этого человека удачи с упорной периодичностью чередуются с невзго­дами. Вызванный по делам службы в Ставро­поль, Кухаренко в ночь с 19 на 20 сентября 1862 г. был захвачен в дороге партией кон­ных черкесов. 26 сентября от полученных ран и мучительных переживаний бесстрашный воин и писатель скончался в плену у горцев в не­большом лесном ауле под Майкопом. За ог­ромные деньги, взятые семьею в долг, тело Якова Герасимовича было выкуплено и похо­ронено на екатеринодарском загородном клад­бище. В 1895 г. его останки были перенесены на погост Воскресенской церкви, поближе к могилам первых казачьих патриархов. В нача­ле безбожных 30-х гг. собор был уничтожен, а кладбище разорено. Согласно заведенной кубанскими коммунистами традиции, на моги­лах славных сыновей Кубани устроили заас­фальтированную спортивную площадку. На ней восстанавливают свои физические силы юные пациенты расположенной на территории быв­шего собора краевой детской больницы. НО вот вопрос: восстановят ЛИ ОНИ на ней СИЛЫ духовные?

Выпуски газеты «Атаманский вестник»

В.К ЧУМАЧЕНКО, кандидат филологических наук

Дмитрий Нагиев сделал новую татуировку http://www.topcelebs.ru/ телеведущий продолжает украшать свое тело.

Добавить комментарий